Новости


 

К Дню Победы. Бессмертный полк.

Главная / Мы - пенсионеры большой страны. / К Дню Победы. Бессмертный полк.

                                                                                                             «Вспомним всех поименно,

                                                                                         Горем вспомним своим…

                                                                                         Это нужно – не мертвым,

                                                                                         Это надо – живым!»

      Я помню: почти полвека назад праздничный концерт в честь Дня Победы. Со сцены Дома культуры звучали строки поэмы «Реквием» Роберта Рождественского. В битком набитом зале стояла звенящая тишина, в которую порой врывался женский плач. В зале были и те, кто воевали, и те, кто были в оккупации, и те, кто росли без отцов и дедов. Боль была рядом, в душе и в сердце каждого, в каждой семье. Даже отъявленные школьные хулиганы в почетном карауле у солдатских и партизанских могил замирали с чувством выполнения священного действия.

    Время идет… Мало осталось тех, кто пережил ту войну. Она ушла в историю. Современные школьники стоят в почетном карауле у тех же могил. На их лицах есть разумное чувство исполнения долга. Но уже нет боли. Хорошо, что они не знают боли и страха войны. Плохо, что они не боятся войны. А в мире так неспокойно …

     Холодным январским утром 1912 года  в семье Якова Пантелеймоновича и Матрены Егоровны Степановых родилась дочь. Крестили девочку в Татьянин день. Получила она при крещении сильное имя. Жила семья на хуторе. Таня помогала  матери и отцу, могла выполнить любую работу и в поле, и дома. Вот только грамоте обучиться не удалось. Тане исполнилось пять лет – начались революции, потом Гражданская война, потом создание и развал коммун. Татьяна выросла, к восемнадцати годам стала красавицей со светло-русой косой, легко справлялась с  хозяйством, могла косить и пахать.

     Татьяна очень любила шить. Когда выпадало свободное время, она бежала на соседний хутор к своей крестной, чтобы построчить на ее швейной машинке. Там ее и увидел красный командир Попов Илья Сергеевич. Он был на девять лет старше Татьяны и имел хорошее образование и воспитание, как минимум гимназию он закончил. Крестная их познакомила.

     Вскоре Татьяна и Илья поженились. Через пару дней после свадьбы Яков скомандовал: рано утром Татьяна должна идти с отцом в поле. Илья был против – его жена не будет выполнять тяжелую работу. Илья увел жену из родительского дома.  Следующие года три служба мотала Илью по разным областям. Татьяна всегда следовала за мужем. Она никогда не знала, как Илья снимал жилье, как расплачивался. Он всегда обеспечивал нормальные условия проживания, насколько это было возможно в 1930-1934 годах. В 1932 году у них родилась дочь Валентина. В ту зиму они жили в Гжатске (ныне город Гагарин Смоленской области). Было очень холодно. Для отопления одно палено на день. Печку топили вечером, чтобы можно было спать. Утром Илья уходил на службу, а Татьяна с дочкой – в городскую баню, там было тепло, и была горячая вода. К вечеру они спешили в съемное жилище, чтобы к возвращению Ильи немного протопить печку и приготовить ужин.

    К 1933 году на хутора Смоленщины пришла коллективизация. Семьи, которые имели хотя бы одну лошадь и одну корову признавались кулаками и подлежали высылке. Высылке подлежали и Яков с Матреной, и с маленькой дочкой Тамарой. Илья смог защитить семью тестя от высылки, но при этом сам был уволен со службы и исключен из партии. В те годы крестьяне бросали свои дома и хозяйства и спешно перебирались с хуторов в села и маленькие городки, где застраивали целые улицы. Так на одной такой улице начали строить новый дом Яков с Матреной, а чуть позже на той же улице поселились Илья с Татьяной и Валюшей. Яков устроился на работу возчиком на хлебозавод, а Илья – бухгалтером на почту.

     Это было счастливое время. Была работа. Были свои дома. Дети пошли в школу. На всю улицу Илья  был единственным отцом, который  занимался с детьми. Зимой всех подруг дочери катал на санках, связывая их в длинные поезда, строил высокие горки, учил детей  кататься на лыжах и коньках. Летом играл с ними в лапту, в салки и в прятки. Всей ватагой ходили купаться на ручей, катались на велосипедах. Вечерами Илья рассказывал детям длинные сказки и истории.  Сказки были про веселую страну детства, про ее царя и царицу, про добрую волшебницу няню. Только много лет спустя Валентина поняла, что отец так рассказывал о своем детстве. Илья не пропускал ни одного приезда артистов: обязательно брал билеты, и они с Татьяной шли в Дом культуры на концерт. А еще Илья подарил Татьяне швейную машинку. По тем временам это было огромное богатство.

    Так и жили бы они долго и счастливо, но началась война… Илья был мобилизован. Первые дни у Татьяны все валилось из рук, она не знала, как дальше жить. Война за нее все решила! Фронт приближался слишком быстро! Начались бомбежки, по улице шли наши отступающие солдаты – уставшие, грязные, голодные. Они боялись смотреть в глаза женщин, стариков и детей. Потом пришли немцы… Основные силы рвались к Москве, а в поселке осталась интендантская часть. Через пару дней забрали Якова. Кто-то донес, что он работал на хлебозаводе. Немцы искали оборудование, которое наши демонтировали и вывезли при отступлении. Матрена и день, и ночь молилась… На следующий день Яков вернулся домой в одном исподнем белье, босой и избитый. Для устрашения фашисты  несколько раз сгоняли жителей на площадь к вокзалу на публичные казни партизан…

     Наступил 1942 год. Фронт двинулся на запад. Опять начались бомбежки. В конце января весь поселок затянуло дымом и гарью. При отступлении фашисты поджигали все дома подряд, улицу за улицей. Некоторые жители закрывались в домах и сгорали вместе с домом. Татьяна в разных углах огорода вырыла в снегу ямы. В одну сложила всю кухонную утварь и посуду, в другую швейную машинку и какие-то вещи, в третью – перину и сама с дочкой туда. Все вокруг горело всю ночь. Под утро при очередном налете бомба попала точно в яму с посудой. Повезло…

     К утру фронт ушел дальше на запад. Все уцелевшие жители вылезли из своих нехитрых укрытий… Вокруг черный от копоти снег и легкие дымки от пепелищ… На поле уцелел старый сарай, в который в непогоду загоняли лошадей. В этом сарае поселились жители двух улиц поселка. С пепелищ тащили все, чем можно было залатать дыры, сложили несколько печурок. В сарае прожили все до лета. Питались кониной. После прохождения фронта вдоль лесной дороги попадались замерзшие  трупы убитых лошадей. Татьяна оставила дочку матери и вместе с отцом и другими женщинами и стариками, кто был посильнее, ушла ремонтировать дороги. Уходили за десятки километров. Жили в землянках. Работали при налетах. Немцы бомбили дороги. Женщины и старики их восстанавливали, валили лес, возили тяжелые тачки с землей и камнем. Позже уже в 1946 году Татьяна вместе с другими женщинами была награждена медалью «За доблестный труд в Великой отечественной войне 1941-1945г.г.».

    Илья воевал в артиллерии рядовым, был связистом. В августе 1942 года во время тяжелого боя он восстановил порванную связь, но сам не вернулся. Когда бой закончился, друг пошел искать его по проводу, нашел в болоте без сознания и тащил на себе несколько километров до санчасти. После трех месяцев госпиталей Илья был признан нестроевым: рана на ноге не заживала, он ходил с палочкой и постоянно кашлял. Лето сорок второго было холодным. Много часов, проведенные в болоте, не прошли бесследно. Еще три года Илья служил в тыловых частях и был демобилизован только в июне 1945 года. Илья награжден медалями «За победу над Германией в Великой отечественной войне 1941-1945г.г.» и «За оборону Москвы».

   В сентябре 1947 года Илья умер от туберкулеза, рана на ноге так и не зажила. Последние полгода он был очень слаб, но продолжал работать. С почты ему на дом приносили документы.

    Вот и все… Была счастливая семья! Людям не нужны революции и войны! Людям нужен только мир! Да будет так!